Вт

7

января

2014

19:00

Сб

11

января

2014

22:00

2 года назад

Выставка Мой Пазолини

Выставка московского художника, театрального режиссера Тани Стрельбицкой. Живописно-пластическая интерпретация текстов П.П.П

Москва

Двойное безумие

Мой «роман» с Пьером Паоло Пазолини начался в 1975 году, когда я впервые посмотрел один из его фильмов — «Теорему». Самого маэстро в то время уже не было в живых. Я сделался страстным поклонником кинорежиссера, и не упускал ни единой возможности посмотреть его произведения. В начале 80-х в «Иллюзионе» время от времени показывали «Царя Эдипа» и «Мама Рома». В 83-м, находясь в Будапеште, я почти случайно попал на «Кентерберийские рассказы». Фильм шел на итальянском с венгерскими субтитрами, но все было понятно. А главное — было понятно, что автор гениален (в то время это слово не совсем еще устарело, и, возможно, П.П.П. — один из последних художников, к которому применимо такое определение). Во второй половине 80-х, в «перестройку», произошел культурный прорыв, и я сразу посмотрел почти все фильмы Пазолини: «Птицы певчие и хищные», «Евангелие от Матфея», «Декамерон», «Тысяча и одна ночь», «Медея», «Свинарник» и прочее, включая даже его документальные ленты, например, «Ярость». Одним из последних мощных «аккордов» моего «романа» с Пазолини был фильм «Сало, или 120 дней Содома». Я смотрел его в Центральном доме литераторов. Через 25 минут после начала, когда на роскошно сервированный стол подали в серебряных блюдах «апельсиновое желе, подкрашенное шоколадом», писатели (там, конечно, были не только писатели) стали «пачками» «валить» из зала, так что к концу сеанса в нем осталось не более полутора десятков самых стойких зрителей. Параллельно в ЦДЛ шла выставка Пазолини-художника, представлявшая его графику и даже живопись, тогда же я прочел кое-что из его прозы и поэзии. Фигура художника невероятного масштаба предстала передо мной во всем своем величии, я уже видел все его фильмы, кроме одного. Так сложилось, что последним для меня фильмом Пазолини стал его первый художественный фильм «Акаттоне». Это — специфическое, местное название уличного мальчишки в Риме, иногда его переводили как «Римский босяк». Цикл моего «романа» с автором завершился. Поразительно, что в первом фильме (ставшем для меня заключительным в исследовании творчества художника) не только уже «заложены» основные мотивы всего последующего творчества, но, как мне показалось, и история жизни, судьба, а также трагический финал самого автора. Последний роман Пазолини — «Petroleum», возможно, имеет отношение к этому финалу. Безумие, в широком смысле слова, без уточнения конкретного значения, безусловно, — характерная черта творчества Пазолини. Безумие проглядывает и в живописи Тани Стрельбицкой, посвященной Пазолини. Что ж, это вполне нормально (простите, за невольный оксюморон), поскольку кому может быть интересен психически нормальный художник!

Михаил Алшибая

Выставка фотографий

место проведения:

Арт центр ЦДХ

Крымский Вал, 10

Чтобы приложить видео, достаточно скопировать ссылку на видео прямо в поле комментария. Видео должно быть размещено на YouTube или Vimeo

НЕМЫСЛИМЫЙ АТТРАКЦИОН! Гадание на ссылках, найденных для вас роботами Яндекса:

А-а-ах, ещё события loading