Вт

22

декабря

2015

11 месяцев назад

Мастер-класс Оперы двадцатого века. Курс Ляли Кандауровой

Курс Ляли Кандауровой.

Москва

Ляля Кандаурова - музыкант, журналист, один из постоянных авторов Seasons, ведущая авторских лекций по истории классики и умению слушать музыку

Двадцатый век с его любовью к интеллектуальной игре, условности и балагану традиционно считается триумфом балетного жанра. Действительно, век войн и машин, экстазов и медитаций скорее танцевал, чем пел: большинство опер, хорошо знакомых слушателю, относятся к XIX столетию и ранее. Однако оперные партитуры ХХ века, сильные и выпуклые, каждая — в собственной непростой, концентрированной эстетике, зачастую требующей комментария, увлекают так же и сильнее, чем кино: в них много драмы и изыска, много экзотической жути, игры тонких состояний, и вникать в это — настоящее удовольствие.

В течение курса мы послушаем отрывки из оперных произведений разных композиторов — от Клода Дебюсси до Родиона Щедрина, внимательно обсудим каждую из партитур, погрузимся в их густую, прихотливую красоту.


«Пеллеас и Мелизанда»

Редкий случай — импрессионистская опера: дымчатый четырёхчасовой сон, написанный Клодом Дебюсси по пьесе Мориса Метерлинка: лесные чащи, замок в вечных сумерках, слепой король и волшебный источник, потерянные кольца и затопленные гроты, влюблённые, виноватые в единственном детском поцелуе, в котором, из-за музыки Дебюсси, больше тайны и истомы, чем в ином триллере.


«Енуфа»

Написанная всего через два года после «Пеллеаса», опера чешского композитора Леоша Яначека — абсолютно другая: трудная и трогательная, с детоубийством и клеветой, о женщине, являющейся полной противоположностью полупрозрачной французской Мелизанде: страстной, измученной обстоятельствами, пещерностью провинциальных нравов, насилием, которое чинит над ней чужая любовь, воля и неправда.


«Лулу»

Альбан Берг оставил «Лулу» незавершенной, уйдя из жизни в 1935г. В конце семидесятых она была завершена другим австрийским композитором — страшноватое и роскошное полотно, развёрнутое вокруг главной героини: не то сластолюбивой дряни, манипулирующей людьми с механистичной бессовестностью, не то — живой женщины, выживающей, как получается, под бременем собственной эротической притягательности и связанного с ней всевластия, униженности, одиночества. Лулу, вроде бы, делает один уродливый выбор за другим, а иногда кажется — она беспомощнее всех в этой истории.


«Каприччио»

Последняя опера Рихарда Штрауса — настоящая Джоконда от оперного жанра: лукавая и загадочная, на поверхности — обаятельная салонная штучка, исполненная венской сладости и текучего лоска, свойственного позднему Штраусу. В действительности — глубокое, ювелирно выполненное музыкальное рассуждение о том, что первично — поэзия или звук. А может быть, и о чём-то ещё: за бессобытийным либретто, за тёплой гармонией штраусовской музыки раскрывается хрупкий лабиринт, становящийся тем подробнее, чем дольше на него смотришь.


«Турандот»

Сказочная опера Джакомо Пуччини, атмосферой отрешенного волшебства чем-то напоминающая «Волшебную флейту»: белёная ледяная принцесса Турандот церемонно загадывает женихам загадки в выдуманном хрустальном Пекине, где ее замок обнесен частоколом с головами неудачливых ухажёров; позванивают шляпы, судачат кукольные философы, а влюбленная невольница Лю вонзает в грудь кинжал.


«Замок герцога Синяя борода»

Оперный хоррор Бэлы Бартока, где во всем блеске развёрнут арсенал экспрессионистской драмы: набухают в пелене тёмные страсти, шумят бесплотные сады, кровь проступает на платьях, цветах и стенах, пугает и манит клейкая роскошь музыки.


«Похождения повесы»

От двух рафинированнейших интеллектуалов — Игоря Стравинского и Уистена Хью Одена — великого британского поэта, принявшего участие в создании либретто, к тому же, вдохновлённых сатирической живописной серией 18-го века, да и вообще — от оперы с таким названием ждёшь умного, с усмешкой и акробатическими вывертами, повествования, где всё — экивок, каламбур и розыгрыш. На деле у них получилась одна из наиболее щемящих и пронзительных опер, написанных в двадцатом столетии.


«Смерть в Венеции»

Поздняя опера Бенджамена Бриттена по новелле Томаса Манна — томительная и прозрачная, уже выслушавшая приговор. Бриттен писал её, будучи болен, в самом конце жизни — историю любви, которой нет ни названия, ни места, которая пеленает, раскатывает тебя, одолевая, как водоворот, инфекция или изливающаяся память.


«Никсон в Китае»

Явление редкое и любопытное — минималистская опера, написанная в 80-е годы американцем Джоном Адамсом, озадачивается механизмом рождения и взросления мифа, повествуя об эпохальном визите американского президента в Китай. Тут всё необычно: смешение нарочитой прозрачности минимализма со стареньким джазом тридцатых, наличие в оркестре синтезатора и саксофонов, беседующие на сцене Мао и Киссинджер.


«Очарованный странник»

Опера Родиона Щедрина по одноимённой повести Николая Лескова написана в 2002 году. Она рассказывает о любви послушника валаамского монастыря к цыганке Груше, и наполнена оживающими снами, хоровым лепетом, таинствами, звонами, воркотом жалеек, прохладой и туманом. Мы закончим курс, постаравшись погрузиться в эту изумительной красоты материю, шагающую за пределы века и в то же время пьющую из колодезной чистоты русского церковнопевческого искусства.

Необходима предварительная запись.

Мы будем рады рады ответить на вопросы о наши курсах с 11:00 до 20:00 в будние дни: + 7 (926) 065 06 65

в другие дни:

Вт 1 декабря 2015

Вт 24 ноября 2015

Вт 17 ноября 2015

Вт 10 ноября 2015

Вт 3 ноября 2015

Вт 27 октября 2015

Вт 20 октября 2015

Вт 13 октября 2015

Чтобы приложить видео, достаточно скопировать ссылку на видео прямо в поле комментария. Видео должно быть размещено на YouTube или Vimeo

НЕМЫСЛИМЫЙ АТТРАКЦИОН! Гадание на ссылках, найденных для вас роботами Яндекса:

А-а-ах, ещё события loading