Вс

20

октября

2013

19:00

3 года назад

Выставка Et In Arcadia Ego

Выставка представляет собой размышления над судьбой большой культуры, большого стиля

Москва

Выставка реагирует на тенденцию артжизни последних лет. С одной стороны очевидна ностальгия по Большому стилю — топосам великих утопий (Ренессанс, Барокко, вплоть до утопий советского времени). С другой стороны, личность терзающегося художника всегда с этими топосами соотносится конфликтно — его присутствие, диалог с ними ставит под сомнение цельность и ясность, гармонию Большого Стиля как такового. Ситуация в принципе отсылает к эпохе шестнадцативекового маньеризма — времени, когда гармоничная картина мира исказилась (но не исчезла совсем, деформировалась, как в кривом зеркале) из-за катастрофического самоощущения людей, растерянных перед руинами казавшихся нерушимыми догматов.

Уместно вспомнить изречение известного историка искусства Макса Дворжака: «Когда мировое здание, каковым и было мировоззрение позднего средневековья, Ренессанса и Реформации, рушится, возникают руины. Художники, как равным образом и всегда слишком многие во всех духовных областях, теряли поддержку всеобщих максим, за которые могли уцепиться их усердие, их тщеславные цели и их маленькие затеи. И мы стоим перед зрелищем исключительного замешательства, и в пестрой смеси старого и нового, в различных направлениях философы, литераторы, ученые и политики и в не меньшей степени художники ищут новые опоры и цели; художники, к примеру, в виртуозной артистичности или в новых формальных абстракциях, сгустившихся в академические учения и теории».

Не правда ли, фигура времени вполне соотносится с той, что мы имеем сегодня? Эта ситуация чувства ностальгии, даже обязательно сопричастности Большой Культуре, одновременно невозможности возвратиться в нее, принять бесконфликтно и гармонично, — может быть описана фразой эпохи барокко и классицизма Et in Arcadia ego («И я в Аркадии»). Имеется в виду, что смерть пребывает даже в области, с которой традиционно соотносят золотой век человечества. Вестником смуты и тревоги может быть не только смерть, но и маска шута, его колпак. Не случайно, на одной из гравюр Джанбаттиста Тьеполо аркадские пастухи встречают гробницу, в которой покоится герой комедии дель арте Пульчинелла. Своим присутствием он ниспровергает догматичное приятие какого-либо (очередного) золотого века искусства, заставляет относиться к нему критически, согласно заповеди «не сотвори себе кумира». Потому смеховая вариация темы «И я был в Аркадии» тоже входит в конструкцию выставки.

Путь по экспозиции сперва предполагает посещение Храма. Какой храм вобрал в себе множество великих идей, идеалов и чаяний человечества, его мечту о желанном Золотом Веке? Конечно же, древнегреческий Храм Афины Парфенос, Афины-Девы: Парфенон. Но ведь и Аркадия — греческий ном (префектура), реальная территория административного округа Пелопоннес. Встречу двух великих исторических и мифологических образов Эллады приготовил Никола Овчинников. Пафос встречи отрицается тем, что вместо величественного пентельского мрамора материалом фабричного Парфенона будут русские березы, а колонны в целле его перестанут выглядеть символом вечной гармонии, а начнут водить хоровод. Вечное и преходящее, монументальное и моментальное, высокое и смешное напомнят об изречении Et in Arcadia ego, скорее, на правах пересмешника Пульчинеллы.

Вокруг этого фабричного Парфенона уже свой хоровод заведут опусы мастеров разного поколения, которые расскажут, как великая тема может быть вписана в сюжеты нашего времени.

Участники: Андрей Филиппов, Никита Алексеев, Александр Пономарев, Егор Кошелев, Ростан Тавасиев, Влад Кульков, Никола Овчинников, Тимофей Караффа-Корбут. Для некоторых из них поворот Et in Arcadia ego станет неожиданной инверсией сложившегося собственного стиля.

Чтобы приложить видео, достаточно скопировать ссылку на видео прямо в поле комментария. Видео должно быть размещено на YouTube или Vimeo

НЕМЫСЛИМЫЙ АТТРАКЦИОН! Гадание на ссылках, найденных для вас роботами Яндекса:

А-а-ах, ещё события loading